5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голоса)

1941-1945 год

 

...Она лежала, затаившись, напряженно вглядываясь вдаль. Ей казалось, что лежит она так уже целую вечность. Наступила ночь. Начало накрапывать. Холодная сырость будто тяжелыми ледяными шариками застыла в каждой клеточке. Согреться бы, размять затекшее тело... Но даже вздрогнуть не имела она права—наверняка же под наблюдением, и тогда малейшее движение - смерть, а значит, и провал всей операции.

Перед нашими позициями замаскировался вражеский пулеметчик и срывал атаку за атакой. Его не могли засечь ни разведчики, ни артиллерийские наблюдатели. А путь для новой атаки должен был быть свободен! И тогда снайперша заняла свой пост. Почти сутки стерегла она фашистского пулеметчика, а он, словно чувствуя опасность, затаился и не подавал признаков жизни.
Занялся рассвет, и тут Клава увидела еле заметное, такое долгожданное движение. Она прицелилась и выстрелила. Путь нашим частям был открыт. Снайпер Клавдия Тимофеева была награждена орденом Славы третьей степени.

Девочка прибыла на фронт из Центральной женской снайперской школы, что была в первые месяцы войны создана под Москвой. Девушки с разных концов страны, многие — ворошиловские стрелки, съехались сюда с одной мыслью—поскорее пройти курс учебы и отправиться на В фронт. Их поселили в бывшей графской усадьбе Кусково. После бомбежек приходилось заколачивать окна фанерой, законопачивать щели тряпками. Декабрьские ветры уже не гуляли по дому, но все равно было холодно. Тогда кто-то нашел пустую железную бочку. Общими силами приделали к ней трубу, приспособили дверцу, и получилась печь.

А учеба тем временем шла своим чередом.

Вставали в начале пятого. По морозу в шинелях с полной выкладкой шагали на стрельбище. Восемь километров в одну сторону.

— Самым трудным на дороге были овраги,— вспоминает Белла Петровна Курицына. — Три огромных заснеженных оврага, которые не обойти. И мы, подоткнув шинели, садились прямо на снег и, обняв оптические прицелы (только бы не повредить!), съезжали вниз. Сердце обрывалось от страха, дух захватывало, и то и дело кто-то вскрикивал: «Ой, мама!» Таким тяжёлым трудом и преодолением страха доставался в те времена праздник День победы нашим девушкам.
Командирам нелегко приходилось с таким необычным для армии «личным составом». Приказывают залечь, окопаться, а в ответ слышат: «Грязно же!»
«Ох и строптивые эти женщины»,— ворчали преподаватели. Но, кроме строптивости, были у их воспитанниц и другие черты — истинно женские, которые нельзя было не оценить: усидчивость, терпение, аккуратность, дотошность. Как пригодились они потом там, в боях!

Один из педагогов школы, старший преподаватель тактики А. Пащенко, рассказал такой случай:

— Однажды дежурил я по школе. И
вдруг вижу: за час до подъема появилась девичья фигурка и направилась к лесу. Я незаметно пошел следом. Мало ли чего? Время-то военное. Девушка вошла в лес и полезла на дерево. Лезла неумело, но упрямо. Вскарабкалась и стала примериваться, как если бы собиралась устроиться надолго. Посидела и слезла и снова стала карабкаться вверх. Я не выдержал: «Товарищ курсант, в чем дело?» А она говорит: «Понимаете, я в степи выросла. Как же я смогу на фронте воевать, если не научусь по деревьям лазить?» Так она и тренировалась за счет сна. Имя ее Алия Молдагулова. Она была удостоена звания Героя. Каждый год в праздник День Победы вспоминают в школе всех героев того времени.

Однажды подразделение, в котором служила Клавдия, вошло в оставленную врагами деревню. Стояла тишина, синело небо над старинной церковью. Вдоль улиц выстроились тополя. И небо, и тополя, и церковь отражались в небольшом чистом озерке. В такие минуты редкого покоя мечтать бы о чем-нибудь светлом! А тут... о ужас! На ветвях тополей раскачивались тела повешенных, среди них — несколько молодых ребят, совсем еще мальчиков, и на груди у каждого — табличка с надписью: «Партизан». Будто все выгорело тогда в душе у девочки. Осталась лишь жгучая ненависть к фашистам, горячее стремление приблизить праздник День Победы.

В какие только передряги не случалось попадать девушкам-снайперам!

Белла Курицына в боею была тяжело ранена. Бойцы посчитали, что убита, и ушли вперед, наступление продолжалось. Но санитары подобрали ее. Оказалось пуля повредила глаз, челюсть, щеку. В первые дни в госпитале девушку охватило отчаяние. «Кому я нужна такая?—думала она.— Калека в двадцать лет!» Но огромная сила воли помогла вернуться в строй. В части ее ждали. Командир вручил ей орден Отечественной войны, которым она была награждена... посмертно. А впереди Беллу ждали еще долгие военные дороги. Нашла она и свое личное счастье. После войны отыскал ее бывший разведчик, с которым они когда-то, еще до ее ранения, познакомились на фронте, и они стали мужем и женой.

Две тысячи девушек, окончивших снайперскую школу, за годы войны уничтожили, по неполным данным, более двенадцати тысяч фашистских захватчиков! Сотни девушек-снайперов были награждены почётными медалями, а две из них стали Героями Советского Союза.

...Спустя много лет собрались на торжественную встречу выпускники и командиры женской школы снайперов. И, глядя на знаки доблести, можно было только догадываться, сколько мужества, бесстрашия и выдержки за каждой из наград.
И у каждой из этих поистине героических женщин самое большое желание—чтобы никогда больше не было войны!

Из журнала "Работница" 80-х годов.

 

Добавить отзыв

ostrobramskaya

Защитный код
Обновить