5 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голоса)

С удовольствием любое дело

На любое дело можно взглянуть по-разному: с тяжелой или легкой стороны, обязательной или желательной, унылой или радостной. Вспомним неглупого малого Тома Сойера, который суровое наказание— покрасить длинный забор — сумел обратить в награду для сверстников одной только своей радостью, какой взялся за дело.

Удовольствие — упруго водить кистью, оставляя блестящий след! А разве меньше радости в стирке мыльная теплая пена... А глажение пахнущего. А мытье окон до солнечной игры на радужном стекле.
И вот от одного нашего настроя они могут стать в два раза легче и приятнее. Счастливая семья - когда все вместе налаживают быт в гармонии.

Отметим, как много значит подход, наше внутреннее отношение ко всему, что приходится делать.

 

Дети - счастье или бремя?

Почему многим родителям таким трудным делом нынче кажется извечная людская обязанность — вырастить и воспитать ребенка? Я говорю «нынче», потому что люди в почтенном возрасте, поднявшие и поставившие на ноги детей в тяжкую пору после войны, на трудности как-то не жаловались. А что сейчас слышишь в разговорах иных родителей? Набор жалоб. Как ребёнок болел и как они, за него «тряслись». Как кончали школу; причем в это «кончали» родители включают и себя - волновались не меньше, а больше выпускника. Как поступали в институт или устраивались на работу - снова с той же могучей мерой причастности, которая невольно отражается в этом множественном числе глагольной формы. Совсем недавно женились, справляли праздник, разводились, страдали... «Столько пережито..!»

В стране и не могут найти причину падения рождаемости. Материальные осложнения? Они меньше, чем в прошлом. Трудности с бабушками, детскими садиками? «Нет времени»? «Уж одного поднять и то хорошо». «Нет сил - устали».
А приглядеться, за страхами перед вторым ребенком часто стоит просто боязнь собственной изнурительной самоотдачи, с какой мы нынче относимся к детям. Разве может идти речь о счастливой семье?


Однажды на пляже видели женщину с малышом. Она раскладывала круглый манежик в тени, укладывала сына и долго, со вкусом купалась, загорала невдалеке, читала. Малыш подавал голос, она подходила, меняла пеленку, кормила и удалялась. Вдруг мальчик раскапризничался, басил долго и требовательно. Думая, что мать не слышит, не замечает, мы направились к манежику. Нет, мать все видела. Дала знак рукой: «не надо», улыбнулась и углубилась в чтение книги. Ни суеты, ни «агуленек»; по ее материнскому смыслу хочет поплакать — пусть поплачет. В этот момент он криком развивает легкие. Кстати, крикун вскоре смолк и принялся сосредоточенно рассматривать собственные ручки.
Родители могут смотреть с иной точки зрения, чем к которой привыкло общество.
Откуда эта постоянная напряженная прикованность к младшему существу?
Можно понять: мы любим ребенка беспокойно оттого, что часто единственный. Круг замыкается: своевольная сердечная нежность набирает силу из-за единственности ребенка, а единственный он оттого, что так мучительно и сильно его любим, что любви, кажется, и не остается в запасе на второго и третьего... Надо бы этот круг разомкнуть...

Можно понять: появилось больше свободного времени, лучше мы стали жить. Первые добавки досуга и благополучия? Ну конечно, младшему. Но разве обязательно так?

В последнее время мы стали активно создавать и проводить семейные праздники и творческие мастер-классы для родителей с детьми. Нужно ещё сделать всё, чтобы с дошкольниками и младшими школьниками мамы и папы могли путешествовать. Не все мамы с детьми ходят на выставки, в театры и кино, в основном оставляют это на попечение садиков и школ, частных агентств.Уж тем более ищут лазейки куда бы сплавить ребёнка, пока с подругой по магазинам походить. Здесь уже сказывается общественный предрассудок: «Дети мешают; куда же это я с маленьким?» Плохо, что дети «не дают» взрослым жить полной, эмоциональной жизнью: однообразие у колыбели — все же однообразие, остается в памяти серым пятном.

 

Педагогика для взрослых


Для просвещения родителей многое сделала педагогическая пропаганда. Сама по себе она полезна. И хорошо, что все мы думаем закономерностях воспитания. Но огромное большинство педагогических статей и книг упорно сосредоточено на дите и только на нем. Мать и отец выступают в одной роли—родительской. Невольно возникает подсознательное смещение: вместо семейного праздника и счастья кажется, что взрослые созданы и существуют лишь для того, чтобы взрастить свое чадо при помощи постоянного и длительного самоотрицания.
К тому же о детях и о детстве повсюду—в статьях и художественных произведениях — говорится в тоне Восторженном, умиленном. Страна детства почему-то все больше представляется чуть ли не вершиной всего человеческого развития, прочее вроде бы спуск с этого Монблана. Да, она, эта страна прекрасна, насыщена интенсивной работой сердца, детскими праздниками. Но разве вреднее человеческая зрелость? И разве эмоциональное богатство, свойственное детству отрочеству и юности, ценнее, чем богатство опыта и разума взрослого человека? Счастливая семья - в которой духовные ценности и потребности каждого члена уважаются.

Завтрашняя мамаша бегает сломя голову по магазинам в поисках коляски. Муж ее, как дятел, стучит молотком до поздней ночи, что-то приспосабливая в квартире для надвигающегося нового существования. Свекровь срочно оформляется на пенсию. Все ждут семейный праздник.
Кажется, вся жизнь в доме на мгновение замерла, а после «семейная сфера» пошла раскручиваться в сторону дитяти. Уже задолго до своего появления маленький человечек — в центре внимания. Одним малышом будут день и ночь заняты трое. Такой уж настрой — на обожание, на признание его смыслом существования. К чему это приведет, а?
Ближайший результат просматривается легко. Непослушный и капризный малыш. Он плохо «слышит», что ему говорят, о чем его просят. Сначала эта «глухота» возникает как естественная защитная реакция на приставание взрослых, но после приобретает оттенок явного неуважения.
«Мишенька, спой тете песенку». Мишенька глянет исподлобья и снова продолжает терзать свой зеленый автомобиль. «Ну, почитай стишки про кошку». А для Мишеньки по-прежнему мамин голос словно жужжание мухи.

 

Счастливая семья


Однажды видела одну пару, которая прогуливалась по берегу моря с трёмя малышами, все мальчишки. Дети играли втроём в пасочки, строили пирамиды. а мама и папа сидели в сторонке и нежно обнимались. Самый младший ребёнок всё время лез в воду, но не отец или мать не одёргивали его он излишнего купания, а его старшие братья. Родители же сидели и мило наблюдали со стороны эту картину. И вот она решила позагорать и обмазавший кремом, перевернулась на живот. Только тогда муж подошёл к мальчишкам и с радостью стал строить с ними замки. В тот момент я подумала, ведь могут же люди любить спокойно, жить в гармонии без агонии, когда и дети развиваются с радостью и родители наслаждаются жизнью, вот он - семейный праздник.

Капризы чаще всего — ответ на сверхвнимание и на вызванные этим вниманием запреты: Реже произнесенное запрещение звучит внушительнее, чем рассыпаемые на каждом шагу «нельзя»,—это доказано. Очень скоро виновники, привязанные к маленькому слишком короткой веревочкой тревожной любви, пожинают первые плоды непослушания. «Не бери нож»,—а малыш берет. «Встань с пола»,—а он капризно валяется на полу. Возникает непрерывная конфликтная ситуация. Утомляющая старших. Она портит нервную систему, характер, превращается в непосильное бремя.

Не стоит бояться рожать детей, также как и терять себя и сломя голову начинать "воспитывать". Дети - не дураки, и лицемерие родителей по отношению к самим себе они прекрасно чувствуют. Ребёнок - это не бремя, а естественный результат слияния двух сердец. Семейный праздник - когда каждый позволяет себе соответствовать потребностям своей души, тогда и вся семья счастливая.

Творчество на семейный праздник подробнее тут

Добавить отзыв

ostrobramskaya

Защитный код
Обновить